Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход

Главная | Регистрация | | Вход Приветствую Вас, любители кино | RSS




Армянские фильмы, армянские мультфильмы вы можете смотреть в разделе - все армянские фильмы и сериалы нашего кино портала Ленинакан ком.



[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоискRSS ]
Страница 1 из 11
фото - видео - стихи - анекдоты » РАЗВЛЕЧЕНИЕ » Разные рассказы » Пишется-казнь: М.Задорнов
Пишется-казнь: М.Задорнов
Армянские-фильмыСмотреть № - 1.

ԱՎԵՏ




Группа: Администратор
Сообщений:11243
Статус: Offline


Я люблю эту жизнь!
Но больше я люблю ту, которая мне эту жизнь подарила.
Я люблю тебя Мама!








Смотреть: "старые и новые Армянские фильмы".

Leninakan Ленинакан Լենինական



Армения Armenia ՀայաստանHayastan
Haykakan | Armenian | Армянский.
Армянские   фильмыАрмянские сериалыАрмянский  татрон.
ФИЛЬМ ՖԻԼՄ FILM

Пишется-казнь.


Последний раз ее убивали пятнадцать лет назад. Тогда под ее поцарапанной щекой был теплый асфальт приморского города, вокруг лежали разбросанные взрывом, погнутые металлические стулья, и осколки тарелок.

Волосы, - тогда еще короткие, - ерошил ветер, а вокруг была та тишина, что царит лишь первые секунды, тишина, в которой вслушиваешься в биение собственного сердца и понимаешь, что ты жив. Тогда она повернула, - с усилием, - тяжелую голову и увидела рядом с собой большое,неподвижное тело своего спутника.

Он застонал, ресницы, - неприлично длинные для мужчины и солдата, - дрогнули, и она, наконец, услышала звук сирен и почувствовала, как пахнет – дымом и едой, которая, конечно же, едой не была.

Сечас она лежала на затоптанном полу аэропорта и опять слушала свое сердце. «Тук», - сказала она, сама не сознавая, что говорит вслух, «тук, еб твою мать, тук же!» Сердце послушалось, и редкие удары сменились частыми, трепыхающимися, - будто птица, безумно и бездумно, бьется о прутья клетки. Иногда ей хотелось, чтобы, наконец, кто-то распорол ей грудь и выпустил на свет это существо.

«Не в этот раз», - она, не поднимаясь, перекатилась по полу к стене. Длинные волосы, только вчера подстриженные и покрашенные у ее лондонского мастера, были испачканы в крови – не ее. Она привалилась, полусидя, к багажной тележке и встряхнула головой – одно сотрясение мозга у нее уже было, тогда, пятнадцать лет назад. Из волос на пол полетели пыль, перья и еще какая- то дрянь.

Он жил в квартирке на первом этаже одного из тех баухаусных домов, которыми наводнили город бежавшие из нацистской Германии архитекторы. Кондиционера там не было, и зимой – серой, сырой средиземноморской зимой, - они спасались маленьким электрическим обогревателем и большим диваном с огромным, легким и жарким одеялом.

Она выходила на углу бульвара и его улицы и шла вниз, к нему и морю – легкая, смуглая, с волосами цвета корицы и шоколадными глазами. Тогда она красила ногти на крохотных своих ступнях лаком винного цвета – будто кончики пальцев обмакнули в тяжелую, давнюю кровь.

Тогда, в кафе, ее руки были в его крови – алой, пульсирующей, свежей крови. Она смотрела, не умея – на мгновение, - ничего сделать, на то, как собирается эта кровь под его телом. Он был в форме – свежевыстиранной, по-дурацки подумала она, и ткань рубашки стремительно темнела.

Потом она очнулась, и, превозмогая боль в разбитой и контуженой голове, выдернула осколок стекла из его руки и наложила жгут.

«Кровь на руках все время хочется стереть» - подумала она сейчас, отстраненно наблюдая за тем, как кругами ходит по залу, толкая впереди себя уцелевшую багажную тележку, раненый мужчина.

Как и пятнадцать лет назад, она приложила измазанные пальцы к вискам и почувствовала, как пульсирует в них боль. Рядом кто-то застонал. Она повернулась и подтащилась ближе, доставая из кармана хоть что-то – влажные салфетки, завалявшиеся там, не помогли бы этому юноше с тоже испачканной кровью головой, но уж точно бы не помешали.

Она стала стирать кровь с его лица и увидела, как он медленно открывает глаза. «Больно», - сказал он, оглядываясь по сторонам. «Больно очень!»

- У вас разбита бровь, - сказала она, комкая салфетки и пряча их в карман – в паре метров от них лежали останки людей, но почему-то она не могла выбросить салфетки просто так, на пол. «Это ничего страшного, вам ее зашьют. Если у вас нет внутренних повреждений, считайте, что вы дешево отделались».

- Вы медик? – спросил он.

- Нет, я дипломат, - она вытащила из кармана мобильный и посмотрела на экран – сигнала, разумеется, не было.

- Я думал, вы ходите через особые коридоры, - юноша – на второй взгляд ему было лет тридцать, - привалился к стене рядом с ней.

- Ходим, - сказала она, безучастно наблюдая за тем, как всеобщее оцепенение в зале сменилось панической активностью. «Только мы все равно потом выходим в общий зал».

- А я юрист, - сказал человек рядом с ней. «Приехал сопровождать сделку. Я вас еще из самолета помню».

Абсурдность этой ситуации, - он что, пытается, с ней познакомиться?, - - рассмешила ее. «Вы лучше помолчите, - сказала она, - «при сотрясении мозга лучше не разговаривать».

- Откуда вы знаете, что у меня сотрясение? – спросил мужчина, смотря на экран своего телефона. «Нет сигнала». – пожаловался он.

- И не будет в ближайшие несколько часов. «А сотрясение у вас может быть потому, что вы ударились головой. Так что тихо», - скомандовала она. Он замолчал и внезапно, - она даже не увидела, как, - взял ее за руку. «Будем молчать вместе» - шепнул он.

Они так и сидели у стены, наблюдая за тем, как медики грузят на носилки тяжело раненых.

Тогда, пятнадцать лет назад, они долго валялись в постели, и только к обеду выбрались из дома – стоял роскошный, жаркий июнь, с высоким голубым небом , и на выходные они собирались в горы, на север. Они уже выходили из кафе, когда раздался взрыв – он тренированно толкнул ее вперед и накрыл своим телом. Поэтому-то ее и миновали осколки – все досталось ему, а ей – только сотрясение мозга от удара об асфальт.

Он накрыл ее голову большими ладонями крестьянина – дома, в деревне, до армии, он работал на тракторе, и она до сих пор помнила, - памятью тела, - какими горячими были эти ладони даже самой глубокой зимой.

На университетские каникулы она тоже уезжала в деревню, -на юг, - и, когда его отпускали из армии, он приезжал к ней. Она ждала его у поворота с шоссе – загоревшая под яростным солнцем пустыни, с огрубевшими руками, в измазанных машинным маслом джинсах. Запыленный междугородний автобус резко тормозил, и он соскакивал с подножки – голубоглазый, светловолосый, с автоматом за спиной.

Потом она вспоминала те дни – раскаленный днем, и холодный – ночью, домик с плоской крышей, крохотный двор с апельсиновым деревом и краном, под которым надо было мыться, и простор пустыни, расстилавшейся на все четыре стороны света – стоило выйти за околицу оазиса, и миновать маленькое деревенское кладбище. Звезды были крупные, как горох, колючие, режущие глаз своим неземным, потусторонним блеском. Они лежали на расстеленном спальном мешке и показывали друг другу созвездия.

После взрыва в кафе их осматривал пожилой, хмурый русскоязычный доктор. Ей велели ехать домой и лежать тихо, ему – зашили и заклеили многочисленные раны и царапины от осколков. В такси, по дороге домой, ее вырвало, и, добравшись до квартиры, она заперлась в туалете и долго лежала на холодном плиточном полу.

Потом они были рядом – тихо, очень тихо, молча, она касалась маленькими холодными пальцами его спины, он аккуратно, будто боясь разбить, держал в ладонях ее забинтованную голову. Его губы пахли дымом и кровью, и она настойчиво приникла к ним, пытаясь пробраться в него, завладеть его телом, так, чтобы больше никогда не слышать этого запаха.

Сейчас вокруг нее пахло точно так же.

- Мне велели ехать домой, - услышала она рядом со собой голос. «Только я же тут не живу, мне надо в гостиницу».

- Мне тоже надо, у меня даже какая-то была заказана, - она ощупала забинтованную голову и поморщилась – в ушах гудело и звенело, руки так и были измазаны кровью, хотя она пыталась оттереть их салфетками. «Только я не помню, какая».

- Мы можем поехать в мою, а там разберемся, -он посмотрел на эту женщину – маленькую, упрямую женщину, в грязных джинсах, с расцарапанными щеками и яростным огнем в глазах, спрятанным под темными ресницами. «Я за вас беспокоюсь».

- Со мной все будет в порядке, - автоматически сказала она «У меня это не впервые».

- Я пока что просто не хочу вас терять – сказал он. «Правда, не хочу».

На исходе той ночи, пятнадцать лет назад, он сказал ей то же самое, осторожно, очень осторожно держа ее голову у себя на плече. Они поженились месяц спустя.

Пока они ехали до Москвы в бесплатной электричке, она дремала, опустив голову на скрещенные на столе руки. Он сидел рядом, слушая ее дыхание, отсчитывая стуки колес и понимая, что его сердце стучит точно так же – размеренно и спокойно, - потому что рядом, - она.

Она вышла из гостиничной ванной, завернувшись в махровый халат, и присела на подоконник. Город, в котором она когда-то родилась, убегал вниз, с холма, на все четыре стороны – дорожками огней, стежками света, вечно, неудержимо стремясь куда-то вдаль.

- Знаешь, - услышала она рядом с собой, - «это как в том стихотворении, - «часто пишется – казнь, а читается правильно – песнь». Может быть, дело просто в том, что мы неправильно читаем.

- Может быть, простота – уязвимая смертью болезнь, - задумчиво закончила она строчку и потянувшись, быстро и сильно обняла его.

- У нас шок, - сказал он, отвечая на объятие.

- Несомненно, - согласилась она. «Конечно, это шок».

Потом они лежали, не в силах расцепить сплетенные пальцы, и молчали, глядя друг на друга. Она заснула, так и не выпустив его руки, положив ему голову на плечо, и он до конца ночи, до слабого, мутного зимнего рассвета, боялся пошевелиться, чтобы не разбудить ее.

Во сне она видела ту ночь, когда стала вдовой.

Они – армейские психологи, чьей работой было – информировать родственников о гибели солдата, - почему-то всегда приезжали именно ночью. Она выслушала их молча, подобрав под себя мерзнувшие на каменном полу босые ноги, и спросила только об одном – когда она сможет увидеть тело мужа? Офицер-психолог замялся и она все поняла.

Она попросила, чтобы с ней никто не оставался, - нет, нет, она будет в порядке, и да, она позвонит по этому телефону, в любое время, днем или ночью, если ей что-то будет надо. Сейчас ей было надо только одно.

Закрыв за ними дверь, она легла на каменные плитки туалета, безучастно смотря, как вытекает из нее темная, глухая, так и не ставшая живой, кровь. Когда он уходил на задание, с которого так и не вернулся, она еще ни в чем ни была уверена – и не сказала ему. А теперь и говорить было некому, да и не о чем.

Как и все четырнадцать лет после его смерти – до вчерашнего дня.

Проснувшись, она почувствовала тяжесть и глухую боль в животе. Кровь была везде – на простынях и на ее теле. Она с усилием встала и стала медленно одеваться.

- Что случилось? – приподнялся он, проснувшись.

- Мне надо в больницу, - она почувствовала, как кружится голова, и схватилась рукой за край стола. «Я сама...поймаю машину».

- Сядь,- сказал он, и подойдя ближе, почти насильно усадил ее в кресло. «Где болит? Это может быть внутреннее ранение, вчера его просто не заметили».

- Это не ранение. – сказала она, и заплакала, - большими, быстрыми слезами.

- Успокойся, - сказал он по-дурацки, потому что не знал, что еше сказать. «Сейчас поедем туда, куда надо. Все будет хорошо».

В приемном покое его обругали, потому что она потеряла сознание, а он не знал ни даты ее рождения, ни адреса. Он разозлился, наорал на всех, и ее увезли «наверх» - маленькую, такую маленькую на каталке, прикрытую снежно-белой простыней, уже в пятнах крови.

Он сел на обитое клеенкой кресло и, глядя на шестиугольную плитку больничного коридора,зачем-то пробормотал про себя: «Часто пишется – казнь, а читается правильно – песнь, правильно, песнь, правильно,песнь».

Врач так и застал его – бормочущим.

- Извините, - смутился он. «Очень устал, вот и заговариваюсь».

- Вы-муж? – спросил доктор.

- В общем, да, - сказал он, рассудив, что это – самый простой ответ в сложившихся обстоятельствах.

- Все будет хорошо, - сказал врач. «Стресс, шок, все же легкое сотрясение мозга после вчерашнего, - тут кто угодно так среагирует. Опять же возраст. Ну ничего, полежит на сохранении, и все будет хорошо.Будущие дети – они такие, крепкие создания.»

- Можно к ней? – спросил он.

-Она спит сейчас. Вы бы тоже поехали поспали. Не ждите, отдохните, а завтра приедете.

Он остался в своем клеенчатом кресле. Недовольная уборщица повозила вокруг него шваброй, бормоча: «Сказали же тебе, езжай домой, вот и сидит, и сидит же! Управы на вас нет.»

И, хотя ему велели не ждать, он опустил голову в большие, крестьянские ладони, и стал ждать, пока она проснется.

М.Задорнов



Наш онлайн кинотеатр   www.leninakan.com   был  создан в 2009 г. На сайте Ленинакан точка ком Вы насладитесь фильмами, завоевавший наибольшую популярность среди Киноманов. Мы стараемся выкладывать видео высокого HD качества. Следить за последними новинками кинематографа добавляя сюжеты и описание к ожидаемым премьерам. Также, на сайте Leninakan.com Вы найдете сериалы, покорившие сердца миллионов пользователей Онлайн. Для юных зрителей мы собрали лучшую коллекцию мультфильмов и Аниме. Онлайн кинотеатра Leninakan.com не поддерживает видео сексуального характера. На нашем Онлайн ресурсе вы сможете не только смотреть фильмы бесплатно, но и скачать фильмы в DVD. На нашем сайте все фильмы, мультфильмы и сериалы Вы можете смотреть бесплатно и без регистрации.
 
фото - видео - стихи - анекдоты » РАЗВЛЕЧЕНИЕ » Разные рассказы » Пишется-казнь: М.Задорнов
Страница 1 из 11
Поиск:



Новые  Армянские  фильмы,  старые  Армянские  фильмы, Армянские мультфильмы  Вы можете смотреть в разделе   все Армянские фильмы и сериалы. База фильмов и сериалов, постоянно обновляется самыми свежими новинками Haykakan_kinoner вышедшие в онлайн. На нашем сайте Ленинакан точка ком выкладываются полюбившиеся зрителям все старые и новые Армянские фильмы и новые Армянские сериалы, Новые Армянские сериалы, очень быстро стал популярным Для зрителей онлайн. Мы создали систему, чтобы Вы имели возможность просмотра все популярные новые фильмы и сериалы . На сайте Ленинакан точка ком, Вы легко найдете для просмотра все Армянские  фильмы  и  популярные  Армянские  сериалы.
Добро пожаловать в онлайн кинотеатр leninakan.com, где можно бесплатно и без регистрации смотреть  фильмы онлайн. На данном сайте собрано большое число фильмов и сериалов различных годов и жанров. Коллекция насчитывает около 100000 онлайн фильмов, которые Вы можете смотреть бесплатно и без регистрации. Для любителей затяжных сюжетов, на сайте есть  Армянские  сериалы, которые постоянно обновляются. Представленные онлайн фильмы размещены по категориям смотреть Армянские фильмы и сериалы, для более удобного поиска, нужного именно Вам фильма. У нас Вы найдете следующие категории фильмов онлайн. Армянские фильмы, Индийские фильмы, Русские фильмы, Комедии, Драмы, Мелодрамы, Боевики, Триллеры, Фильм ужасов, Приключения, Фантастика, Боб фильм, Сериалы Онлайн, Фильмы в переводе Гоблина  и  конечно же для детей Армянские мультфильмы онлайн.
Служба leninakan.com , желает Вам приятного просмотра новые  и  старые  фильмы онлайн.